Этот человек предпочел отправиться в тюрьму, чем выплачивать своей бывшей жене 10 миллионов долларов США в бракоразводном процессе века

Максим Соколов поставил на поток производство остроумных маскарадных костюмов арестанта (например, на Хеллоуин) в черно-белую полоску и номером заключенного, с продающимися отдельно оковами. Он построил большую компанию стоимостью в миллионы долларов США на пошиве таких костюмов, однако совсем недавно он сам по-настоящему попал за решетку с наручниками на руках.

Видно было, как он вздрогнул за пределами московского суда, увидев автозак, на котором его увезли в тюрьму. «Это была поистине необычная поездка – быть прикованным наручниками к другим арестантам, сидя на холодном сидении». Когда его спросила о времени, проведенном в тюрьме, 56-летний бизнесмен из Москвы подался вперед и, посмотрев в глаза поверх очков, сказал: «Просто ужасно». И покачал головой. Не очень-то ему хочется об этом говорить, просто не смог сдержаться.

«Невозможно было представить, что из-за бракоразводного дела я окажусь в тюрьме».

Этот бракоразводный процесс между ним и его женой оказался необычным процессом.

Когда суд постановил выплатить жене 10 миллионов долларов США за 40 лет совместной жизни, бизнесмен стал оспаривать и игнорировать практически каждое предписание суда и не выплачивал деньги в течение шести лет, что длились разбирательства. Он просто отказывался платить.

Максим Соколов покидает здание московского суда 29 мая 2017 года. Его приговорили к 6 месяцам тюрьмы за невыплаты жене. Г.М. Коршиков «Комсомольская правда».

В июле прошлого лета судья Илья Груничев сидел в тишине своего кабинета перед вынесением приговора Соколову на шесть месяцев за игнорирование предписаний суда. «Это единственный оставшийся инструмент воздействия», сказал судья наконец, и звучал он растерянно, как и всякий другой, кто знал о происходящем. Когда приставы зашли, чтобы забрать Соколова, все ждали чуда в последний момент.

Как высказалась 54-летняя бывшая жена, Валентина Соколова, «Все бизнесмены именно так делают дела. Он дождется до последнего, предстанет перед судом, услышит звон наручников и, наконец, раскошелится на выплаты. Никто не ожидал, что его за это отправят в тюрьму. Я была совершенно подавлена».

Шестимесячное заключение за неисполнение денежных обязательств перед женой – это лишь одна из примечательных особенностей этого развода.

Этот дорогостоящий развод обрастал непристойными деталями: молоденькие любовницы, частные детективы, тайная вторая семья, огромные расходы на адвокатов и оффшорные банковские счета. Самым удивительным оказалось дружное братство помощников, круг бизнес-партнеров, которые объединились вокруг Соколова, чтобы помочь богатому бизнесмену не отдавать деньги жене.

Соколов даже придумал название этой хитрой игре: «Братство доверия».

В тюрьме я точно не окажусь из-за бракоразводного процесса.

На презентации в Нью-Йорке в 2012 года Соколов показал 137 слайдов о своей костюмерной компании. Король праздничных нарядов работал лишь на одного клиента, но зато какого – это был Чарльз Риттер, вице-президент сети супермакетов Walmart, ответственного за сезонные и праздничные товары.

В презентации Соколов продемонстрировал склад в Москве, шоурум в Нью-Йорке, офисы в Гонконге и завод в Китае. Он показывал слайд за слайдом с костюмами, которые шьет его фирма: доярка, детский костюм заключенного, школьница-неформалка и десятки других образов. Он показал и взрослую линию, включая соблазнительную горничную и сексуальную танцовщицу, а также маски, украшения, парики и многое другое. У него даже были лицензионные права на производство костюмов с персонажами Диснея и Никелодеон.

Соколов хвастался, что «Сезоны» стоит 50 миллионов долларов США с более чем 4000 сотрудников по всему миру и что они откусили приличный кусок от американского рынка праздников стоимостью в 5,8 миллиардов долларов.

Создавая «Сезоны», Соколов окружил себя партнерами, друзьями и помощниками: тремя американцами и двумя китайцами. «Я объединил этих людей, потому каждый из них хорош в определенном деле. Нужен был кто-то сильный, кто бы мог удерживать их вместе».

Его компании были созданы так, чтобы распределять и перераспределять доли и прибыль. Бизнесы прятались благодаря регистрации в других странах и оффшорным банкам. Все это позволяло Соколову уходить от налогов, прятать деньги и хранить секреты. Даже от собственной жены.

Максим Соколов демонстрирует праздничные костюмы для своей компании «Сезоны».  Судебный вещдок
Положение крупного поставщика праздничных костюмов дало Соколову вести шикарную жизнь, и Валентина об этом точно знала. У них был чудесный дом, красивая дача, шикарные машины, дорогостоящие хобби, путешествия по миру. Один раз Максим подарил жене декоративную тыкву, набитую наличными на кругленькую сумму в 25 тысяч долларов.

«Все было просто великолепно», сказала Валентина. «Все шло замечательно», согласился Максим в одном из интервью.

Богатство Соколову досталось благодаря труду, компанию они начали вместе, работая у себя дома. И Максим, и Валентина оба из больших семей, выросли в военных городках. Максим родился в 1961 году, а Валентина на два года моложе. Они встретились еще в школе, когда их семьи переехали в один военный городок, когда Максиму было 16 лет, а Вале – 14.

«Мой школьный товарищ из сборной школы по футболу сказал ей, что его другу нужна подружка и предложил ей встречаться со мной», рассказывает Соколов, улыбаясь даже сейчас. Вале нужно было получить разрешение матери, чтобы пойти на свидание. «Мне пришлось одолжить у Максима монетку, чтобы позвонить домой», рассказывает она. «Он был такой воспитанный и обходительный. Я просто влюбилась в него, ведь он был старшеклассник, а я никогда не гуляла с парнями постарше».

В один прекрасный день Максим сделал ей предложение, они поженились 3 июля 1981, через несколько недель после окончания Валей школы. Они оба хотели детей, но получилось только через пять лет, поэтому первых двух детей, мальчика и девочку, они усыновили. Потом они родили девочку. И дали всем троим детям все. Валентина работала продавщицей, но когда появились дети, она стала домохозяйкой, а Максим тем временем сосредоточился на карьере.

Максим и Валентина Соколовы в Москве в 1992 году.
Максим начал свою деятельность с работы на складе в магазине, вскоре его повысили до продавца, затем до закупщика спортивных товаров, игрушек и товаров для путешествий. Крупная компания-производитель игрушек, у которой был офис в Питере, наняли его для расширения своей линии праздничных костюмов в 1997 году, поэтому семья Соколовых переехала туда.

«Я был хорош в своем деле», говорит Максим. «В то время как раз открывалась компания «Ориент». Максим рассчитывал стать партнером в компании, но этого не произошло, и в 2001 Максим и Валентина задумали создать «Сезоны».

«Я вручную шила образцы костюмов, а Максим показывал их на встречах с потенциальными клиентами», рассказывает Валентина. Муж с женой и трое из детей вместе создавали модели костюмов для своих первых каталогов. «У нас не было денег, чтобы нанять профессионалов. Максим делал снимки, а я причесывала и красила деток, чтобы нарядить их в костюмы».

Первые годы было тяжело, особенно когда бывшая компания Максима подала на него в суд за конкурентную деятельность. Но Соколовы не сдались. Валентина вышла на работу, чтобы оплачивать счета, пока судебное дело не прекратилось. Так, пара впервые столкнулась с судебной системой, и этот опыт показал им ценность обороны и доказательства своей правоты.

Когда дело против них было закрыто, компания «Сезоны» взлетела. Партнер Максима в Гонконге организовал производство в Китае. Это снизило затраты, но означало, что по полгода Максим будет проводить вне дома.

Я делал все, что в моих силах, чтобы сохранить свой брак.

В 2004 году Валентина отвезла мужа аэропорт и попрощалась с ним перед дорогой. Уезжая, Максим предупредил ее, что будет вне зоны доступа в течение нескольких дней, когда приземлится в Китае. По пути домой Валентина обдумывала его слова, которые застряли у нее в голове. Что-то не сходилось.

Дом она забрала почту из ящика, открыла счета за телефон и положила их на полочку, чтобы оплатить позже, как она всегда делала. Ее внимание привлек длинный список счетов за международные звонки. «Я заметила звонки из Филиппин, которые никак нельзя было объяснить, потому что я знала, что там у Максима нет коммерческих интересов». Валентина выделила все совпадающие филиппинские номера желтым маркером. «В какой-то момент я начала волноваться». Она решила дождаться, когда в Филиппинах наступит полдень, и позвонить по этому номеру.

«Я молилась Богу, чтобы это оказался завод или офис. Максимально профессионала тоном я попросила позвать к телефону Максима Соколова, очень молодая по голосу девушка на том конце провода ответила «Да, Максим здесь» и передала ему трубку».

Интервью Валентины Соколовой изданию «Комсомольская правда» в мае 2018 года.

«Вот так я все и узнала. Я уличила его во лжи».

Той ночью Валентина не могла успокоиться и все ходила по дому в поисках ответов, перерыв все шкафы и ящики. В подвале в вещах Максима она нашла шкатулку с документами, подтверждающими наличие у него второй семьи. Она увидела фотографии молодой азиатки и семейные снимки, на которых Максим был в окружении этой женщины и трех маленьких детей. Она прочитала их любовные письма и поздравления с днем рождения к Максиму от матери той женщины.

«Я чуть не потеряла сознание прямо там».

Максим тоже провел собственное исследование. Он обратился за юридической помощью в вопросе развода с Валентиной. Он понял, что ему придется поделиться половиной своих денег, поэтому решил остаться в браке. Он написал Валентине письма с просьбой о прощении. Он сказал, что он сожалеет о своем романе на стороне, сказав, что это просто легкомысленная интрижка.

Валентина даже не знала, как глубока яма лжи, в которой она жила. Она не знала, что «интрижка» на самом деле была серьезными отношениями. На самом деле, у него были отношения с тремя женщинами на Филиппинах за то время, когда Максим был на ней женат. Когда шок от этого прошел, Максим и Валентина попробовали помириться.

«Шесть лет назад я и в самом деле подавала на развод, я делала все, что в моих силах, чтобы сохранить семью», рассказывает Валентина. «Мы даже обратились к семейному психологу, вместе посещали его по выходным, старались снова воссоединиться как семья. Я все перепробовала».

Максим и Валентина в Египте в 2008 году.Court exhibit

Ее усилия не увенчались успехом. «Я знаю, что произошло – менопауза», сказал Максим о своем разваливающемся браке. «Менопауза. Я не смог с этим справиться. Я никогда не мог предугадать, с чем мне придется иметь дело, когда я вернусь домой вечером. Я возвращался домой к девушке, на которой женился, или я возвращался домой к стерве? Я знаю, что это звучит ужасно, все проходят через менопаузу. К сожалению, я не смог с этим справиться».

В попытке примирения летом 2005 года она поехали в путешествие по Европе. Поездка прошла ужасно. Во время жаркого спора Максим пообещал ей, что она не получит ничего от его бизнеса и что он скорее объявит о банкротстве, чем отдаст ей причитающуюся долю.

Он сказал, что его деньги защищены «братством доверия».

«Мое сердце было разбито. Я не могла поверить в происходящее», поведала Валентина. Максим не отрицает этого: «В гневе всякое болтаешь иногда». Было ли это сказано в гневе или нет, но свое обещание он сдержал.

Валентина поняла, что развод был неизбежен. Один из адвокатов, к которому она обратилась, оценил ситуацию и сказал, что ей нужен специалист по зарубежному банкингу. И дал номер телефона Ивана Ефремова.

Ефремов, 42-летний юрист, специализируйся в бракоразводных процессах и крупных финансовых операциях. Узнав о словах Максима о том, что его деньги надежно защищены, Ефремов понял, что действовать нужно быстро. У него был опыт работы в багамских судах, поэтому он знал, как быстро могут исчезнуть деньги.

Максим Соколов с одной из своих подружек в 2004 году.

В 2015 году Валентина с Ефремовым обратились в суд, чтобы заморозить счета Максима, чтобы об не смог перевести деньги и спрятать свои миллионы прежде, чем будет определено, кому что достанется при разводе. Кроме того, когда со слов Валентины, стало известно о ноутбуке, который Максим везде носит с собой, Ефремов убедил суд, что им нужно узнать, что там внутри, чтобы получить информацию об активах Максима. Это было сделано в одностороннем порядке, что означало, что Максим узнает обо всем в момент, когда к нему в офис заявятся полицейские с юристами.

Эту информацию можно было сравнить с открытием Розеттского камня. Ефремов с помощниками, Наталией Яковлевой и Александром Новиковым, изучили информацию с жесткого диска компьютера Максима. Файлы с презентации в Европе помогли раскрыть сложную структуру партнерства. Они раскрыли схему девяти корпораций, зарегистрированных пяти разных странах. «Мы словно головоломку решали», сказал Ефремов. Кроме того, в ноутбуке они обнаружили транзакции компании, о которой Валентина никогда не слышала: «Discovery Bay», зарегистрированной на Британских Виргинских Островах и работающей через сингапурский банк.

«Мы смогли отследить часть денег, мы видели, что платежи проходят», рассказал Ефремов. «За пять лет через Discovery Bay прошли 8,9 миллионов долларов США, и это был всего лишь один счет этой компании. Мы не смогли получить данные по офисам компании в Гонконге и Макао», продолжил он, перечисляя другие коммерческие интересы Максима. [contact-form-7 title=’EN-FORM’]

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *